10.11.2020

Финал /статья В.Дудина/

Трехдневный марафон международного музыкального фестиваля-конкурса им. Г.Отса завершился. Его итогом стало объявление шести лауреатов.

Конкурсанты, наконец, получили возможность выступить на желанной главной сцене Академической капеллы. Правда, снова – лишь в сопровождении рояля, а не с симфоническим оркестром, который мог бы выявить истинную «меру вещей» и дать каждому из голосов, добравшихся до финала, испытать себя на прочность уже не только в условиях акустики большого зала, но и в симфоническом контексте. Многим финалистам явно не хватило времени, чтобы освоиться в новых условиях, а потому не обошлось без потерь, и те, кто мог бы претендовать на лучшие места, оказались на несколько ступеней ниже. На сей раз в задачу состязавшихся входило исполнение двух арий, но опять же – на выбор, а не по принципу «русская и зарубежная». Публики в зале было для такого события, которое в мирное время легко собирает сотни поклонников вокального искусства, непривычно мало, но таковы нынче обстоятельства жизни. Рустам Касимов ярко начал финал с арии хана Кончака из «Князя Игоря». Сам и без грима похожий на хана, бас из Нижнего Новгорода, чей голос умело сочетает природу и технику, крепость тона и выразительное вибрато, чрезвычайно эффектно выстроил арию-портрет своего героя, хищно и лукаво поигрывая нешуточными басовыми мускулами. На этом ослепившем блеском «булата заветного» фоне несколько потерялась ария дона Базилио о клевете из «Севильского цирюльника» Россини, хотя певец и показал умение мобильно перевоплощаться в другой образ и стиль. Севастьян Мартынюк начал с арии ловкого и предприимчивого Малатесты из «Дона Паскуале» Доницетти, так и требуя для аккомпанемента и вдохновения хороший оркестр вместо очень скромного фортепианного сопровождения, сильно съедавшего эмоциональность исполнения. Сказалась и трехдневная усталость, краски находились уже не так легко, как на первом туре. В сцене Родриго баритон из Красноярска решил остаться в памяти слушателей живым и не продолжил петь собственно сцену смерти своего героя, хотя в зале этого и очень ждали. Думалось, как же повезет какому-нибудь солидному оперному театру с киногеничной внешностью этого солиста. Меццо-сопрано Дарье Черний явно доводилось не раз выступать на сцене капеллы, а потому она очень по-свойски, со знанием дела исполнила рассказ Азучены Сondotta ell'era in ceppi, вновь напомнив манерами и качеством звука своего педагога Ирину Богачеву. Правда, темно-изумрудное платье со смелыми разрезами на подоле настраивало отнюдь не на вердиевскую трагедию. Оно больше пригодилось для второй арии – принцессы Буйонской из «Адрианы Лекуврер» Чилеа, которую певица исполнила с должным размахом. Назгуль Ибрагимова из Уфы решила подвергнуть себя серьезному испытанию, поставив рядом Моцарта и Чилеа – арию Секста Parto, parto и принцессу де Буйон. Травестийную арию она исполнила, скорее, по-женски, несколько размыто, чем героически, по-мужски, да и стиль Моцарта не был явлен в должной мере и концентрации смыслов и интонаций, не чувствовалось четкой огранки слов согласными. Самая младшая участница финала – 22-летняя Дария Гаврилова намного лучше показалась в Вальсе Мюзетты из «Богемы» Пуччини, чем в арии Памины из «Волшебной флейты» Моцарта, где при всей красоте звука и богатстве тембра ей категорически не хватало согласных, без которых просто и речи быть не может о грамотности исполнения музыки Вольфганга Амадея, а недопустимые ритмические вольности и вовсе выбивали исполнение за рамки стиля. Идеально ровно идущий сквозь все три тура Артем Савченко и в финале продемонстрировал свою конкурсную выносливость и бойцовские качества, не говоря о безупречном понимании стиля, смысла, музыки, образа в каватине Валентина из «Фауста» Гуно и смерти Родриго из «Дон Карлоса» Верди. В ученическом исполнении Марии Шуляковской арий Памины из «Волшебной флейты» Моцарта и Джульетты из «Ромео и Джульетты» Гуно чувствовались явная недоработанность стиля и текста, ровность звуковедения, дыхания, непродуманность фразировок и легато, драматургическая выстроенность. Москвичка Александра Соколова преуспела в Вальсе Мюзетты, а вот арию донны Анны Non mi dir из II акта «Дон Жуана» Моцарта, о которой, бесспорно, мечтают многие сопрано, она взяла на вырост. В ней были и плавания в интонировании, неожиданные завышения, и недостаток объема, однако певице вновь удалось заворожить красотой своего феноменального голоса и техникой, сохраняющей натуральность и обаяние природного тембра, напомнившей выдающихся сопрано ХХ века – и Пилар Лоренгар, и Викторию де Лос Анхелес, и Эдиту Груберову. Вторая меццо-сопрано в финале – Эльвира Минибаева из Уфы несколько скованно, без эмоциональной щедрости исполнила и Любашу из «Царской невесты» Римского-Корсакова, и принцессу де Буйон. Бас Алексей Кулагин явно комфортней почувствовал себя в большом зале, где его как на дрожжах растущему голосу было где разгуляться. В арии Банко он не столько боялся сам (как должно его герою по сюжету), сколько пугал мощью и гулкостью своего зычного гласа, из которого в скором времени может родиться нечто поистине выдающееся, если певец научится четче фокусировать звук, координировать пространство и время, горизонталь и вертикаль. В арии Лепорелло со списком из «Дон Жуана» Моцарта он порадовал скоростью образного перевоплощения, хотя европейской отшлифованности, без которой не может быть настоящего Моцарта, ему пока очень не хватает. Наталье Батлуковой, оказавшейся в финале по воле зазевавшегося под вечер полуфинала доброго жюри, ничего не оставалось как каким-то чудесным образом исполнить и выходную арию Русалки из оперы Дворжака и Vissi d’arte из «Тоски» Пуччини. Тенор из Москвы Александр Нестеренко не слишком ударно и образцово-показательно для финала исполнил арию Рудольфа Che gelida manina из «Богемы» Пуччини и Il mio tesoro intanto дона Оттавио из «Дон Жуана» Моцарта. А вот Кирилл Иванов из Кургана был чрезвычайно старателен и явно стремился к победе и в арии Банко из «Макбета» Верди, и в арии о клевете дона Базилио, демонстрируя свои европейские намерения. Но конкурс на то и лотерея, что всегда срабатывает фактор случайности, и жюри выбирает тех, кого выбирает.

Владимир ДУДИН

Владимир Дудин (Санкт-Петербург)

Владимир Дудин (Санкт-Петербург)

Музыкальный критик, член экспертного совета фестиваля «Золотая Маска». Печатается в московских и петербургских газетах и журналах.