09.11.2020

Полуфинал /статья В.Дудина/

К полуфиналу IV международного фестиваля-конкурса им. Г.Отса было допущено тридцать человек. Здесь конкурсанты должны были подготовить две арии, причем необязательно русскую и зарубежную, но, скажем, Клеопатру из «Юлия Цезаря» Генделя и Офелию из «Гамлета» Тома. Но далеко не каждому выпадало на долю исполнять обе арии.

И тут трудно было предугадать решение жюри. Певца или певицу, которых хотелось бы послушать и во второй арии, благодарили и за одну и, наоборот, с кем все, казалось бы, понятно и по первой арии, просили спеть вторую. Впрочем, этот свободный выбор двух арий далеко не всегда шел на пользу молодым мастерам пения. А вот камерного жанра, на 100% выявляющего абсолютную вокальную состоятельность и IQ, не хватало, но это – дело будущего. В сравнении с первым днем, программа которого непостижимым образом сложилась так, что повторений в этих 65 номерах встречалось крайне мало, во втором туре пришлось наслушаться безумных Марф из «Царской невесты» Римского-Корсакова в зашкаливающем количестве. Марафонская дистанция конкурса не предполагает ни дня выходного, но ведь и оперная повседневность (к которой так или иначе готовятся певцы, принявшие решение испытать себя на конкурсную прочность) нередко заставляет солистов быть в тонусе ежедневно без отдыха. 35-летний бас Рустам Касимов открыл второй тур прослушиваний ариозо короля Рене из «Иоланты» Чайковского, порадовав густой, настоящей басовой краской и интенсивностью переживаний страдающего отца. 26-летний баритон Севастьян Мартынюк смог показать и свой лирический русский в ариозо Онегина «Когда бы жизнь домашним кругом», и роскошный европейский лоск в арии Риккардо из «Пуритан» Беллини, дав понять, насколько убедительней и вольготней чувствует себя его голос в западном репертуаре. 34-летнюю Юлию Щербакову попросили исполнить лишь одну арию Лизы из III действия «Пиковой дамы» «Ах, истомилась, устала я», что она и сделала добротно, но без особого эмоционального энтузиазма. 27-летняя Дария Черний второй день подряд не стесняется показывать, какой кайф ловит она выходя на сцену, как ей нравится улыбаться и жюри, и публике, как ей хочется создавать праздник оперы, даже когда она поет такую мрачную арию как Re dell'Abisso, affrettati Ульрики из «Бал-маскарада» Верди. И как отчетливо в ее голосе, в ее манере артикулировать слышался ее великий педагог – Ирина Петровна Богачева. 32-летней Наталье Якимовой позволили исполнить две арии – Шарлотты из «Вертера» Массне и Любашу из «Царской невесты». Очень культурное, ровное, эмоционально сбалансированное, но скорей лишь теплое, академичное, чем горячее пение говорило о том, что актриса готова к работе в любом театре и ждет, когда хороший режиссер и дирижер начнут лепить из нее свою Галатею. Еще одну ученицу Ирины Богачевой – 27-летнюю Екатерину Жукову попросили показать только речитатив и арию Оксаны из «Ночи перед Рождеством» Римского-Корсакова «Что людям вздумалось расславлять», что она с удовольствием и искрящимся южнорусским кокетством и сделала, хотя в этой арии всегда есть куда развернуться. А очень бы хотелось бы послушать ее еще и в Электре из «Идоменея» Моцарта. 28-летняя Елена Сизова получила шанс исполнить только ариозо Иоланты из одноименной оперы Чайковского, в котором было много плотного звука, но мало лиризма, которого требует образ. Кристина Капицына открыла галерею одного портрета – финальной арии Марфы из «Царской невесты». 26-летней Назгуль Ибрагимовой досталась ария Кащеевны из «Кащея бессмертного» Римского-Корсакова, где певица продемонстрировала и сталь своего богатого меццо-сопрано, и драматургическую цельность. 22-летняя Дария Гаврилова не обманула ожиданий после первого тура в финальной арии Марфы, которую исполнила с улыбкой, лишь добавлявшей контраста трагизму ситуации. 27-летний бас-баритон Максим Андреенков выбрал для полуфинала арию Галицкого «Только б мне дождаться чести» из «Князя Игоря» Бородина, в которой был невероятно артистичен, но где его голосу так досадно не хватило привычного для этой музыки объема. А вот в монологе Джанни Скикки из одноименной оперы Пуччини он был безупречен и превосходен, готовый исполнить эту роль хоть завтра в любом театре мира. 26-летний баритон Артем Савченко как истинный отличник «от зубов» исполнил арию Роберта про несравненную Матильду из «Иоланты» Чайковского. У 26-летней сопрано Нэли Гафиятуллиной жюри выбрало каватину Нормы из оперы Беллини, которую певица исполнила крайне неудачно, со срывающимся дыханием, с сиплыми нотами на пиано, с неровностью голосоведения. 27-летней Анастасии Коротенко довелось выступить с двумя ариями – Джульетты из «Монтекки и Капулетти» Беллини и сценой безумия Марфы. 24-летняя сопрано Мария Шуляковская пока только пообещала в арии Микаэлы из «Кармен» Бизе добиться больших успехов в будущем, а пока слышались проблемы с легато, округлостью и связностью фразировок, цельностью и протяженностью мелодических линий. Еще одним Робертом-отличником, торжественно доложившим о достоинствах своей Матильды, предстал 32-летний баритон Павел Крючко с несколько простоватым звуком. 33-летняя Асмик Арутюнянц очень красиво, артистично и осмысленно исполнила выходную арию Снегурочки и вальс Мюзетты. 36-летняя Альфия Саитова захватила в сцене таяния Снегурочки инструментализмом звучания, экспрессивностью переживания, заставив слушателей глубоко сочувствовать. Выступление 27-летней сопрано Александры Соколовой стало одним из самых ярких впечатлений полуфинала. Ей предложили исполнить только сцену Офелии из «Гамлета» Тома. Сама выглядящая как неземной красоты шекспировская героиня, она и голосом своим сумела передать всю гамму психических состояний несчастной возлюбленной Гамлета. Чистый, свежий, яркий, лучезарный, обертонально и тембрально богатый голос певицы потрясал техничностью и гибкостью, который хотелось слушать и слушать бесконечно. 24-летняя Виолетта Васильева стала еще одной Марфой, которая не перекрыла у жюри впечатлений от других. 29-летняя сопрано Анна Семина очень странно проартикулировала арию Лизы «Ах, истомилась», не позволяя согласным огранять слова, топя их в коварной массе гулких гласных. Рядом с ней куда более убедительно слушалась 38-летняя Кристина Папанина в первой арии Лизы «Откуда эти слезы», доказывая, что возрастной ценз на этом конкурсе позволяет показываться и более зрелым певицам, способным полнорковно исполнять музыку этой героини Чайковского. 25-летняя меццо-сопрано Эльвира Минибаева несколько эмоционально статично, зато крепко, с необходимой сталью в голосе представила арию Иоанны из «Орлеанской девы» Чайковского, хотя низкий регистр не везде был тембрально наполнен так, как этого требует музыка. 35-летняя меццо-сопрано Елена Купатадзе, к сожалению, далеко не на 100% смогла реализовать свой потенциал в сложнейшей арии Секста Parto parto из «Милосердия Тита» Моцарта. 26-летний бас Алексей Кулагин показал растущий басовый потенциал в предсмертной арии Сусанина из «Жизни за царя» Глинки. Возникало впечатление, что певец иногда сам себя перестает слышать в камерной акустике зала, теряя фокус тона, увлекаясь массой голоса, мешающей координировать элементарную чистоту интонации. Однако музыкальности и эмоциональности ему было не занимать. 37-летняя Наталья Батлукова старательно, добротно, но тембрально не слишком интересно, без душевного порыва и вокального откровения исполнила сцену письма Татьяны из «Евгения Онегина» Чайковского. Находкой конкурса стал полноценный лирический тенор – рослый и статный 30-летний Александр Нестеренко в арии Альфреда De’ miei bollenti spiriti из II акта «Травиаты» Верди. Было обидно, что ему не дали исполнить еще и арию Дона Оттавио из «Дон Жуана» Моцарта. С 27-летней сопрано Анастасией Генслер мужское жюри поиграло как кошка с мышкой, попросив в итоге спеть и выходную арию Царицы Ночи из «Волшебной флейты» Моцарта, и арию Царевны-Лебедь из «Сказки о царе Салтане» Римского-Корсакова. Силы 29-летнего баса Кирилла Иванова пожалели, предложив исполнить лишь песню Варлаама из «Бориса Годунова», в которой певец сумел показать и вокальную, и артистическую удаль. Завершавшая прослушивание второго тура 27-летняя меццо-сопрано Элина Рихтер тоже получила шанс показать возможности своего голоса в двух ариях – Вани из «Жизни за царя» Глинки и Изабеллы из «Итальянки в Алжире» Россини, изумив роскошью своего природного вокального дара, контральтовой мощью, которая нуждается в скорейшей капитальной технической отделке.

Владимир ДУДИН

 

 

Владимир Дудин (Санкт-Петербург)

 

Владимир Дудин (Санкт-Петербург)

Музыкальный критик, член экспертного совета фестиваля «Золотая Маска». Печатается в московских и петербургских газетах и журналах.