18.07.2017

Первый день I тура Первого международного музыкального фестиваля-конкурса им. Георга Отса

Первый день I тура Первого международного музыкального фестиваля-конкурса им. Георга Отса завершился в концертном зале «Яани кирик».

Международное жюри в полном составе проделало интенсивную работу, отслушав 45 участников. Молодым певцам пришлось непросто в этот день, который сопровождался не только дождем, но и грозой, и градом, но в его второй половине на небе засветилась радуга. Впрочем, непогода многим из них придавала особой энергии. Первый конкурс – это всегда поиск своего лица, освоение нового места под солнцем. А лицо и место здесь действительно уникальные. Лицо – это персона легендарного певца ХХ века Георга Отса, который сегодня непросто возвращает к истории, рождая море воспоминаний, но, прежде всего, задает высочайшую планку мастерства, музыкантских и личностных качеств. Кроме того, его имя стоит на перекрестке культур и стран, верша дипломатическую миссию. А место – своды церкви с очень хорошей храмовой акустикой, которая высвечивает как достоинства, так и все изъяны. Программа конкурса, разумеется, отразила особенности репертуара и стиля знаменитого эстонского певца, который в равной степени одухотворенно исполнял и массовую песню, и оперную арию, и оперетту. Первый тур – самый, пожалуй, ответственный, поскольку в нем – три произведения, одним из которых должна быть в обязательном порядке ария Моцарта, вторым – итальянская ария Россини, Беллини или Доницетти, а третьим – романтическая Lied Шуберта или Шумана. При этом в жанре оперетты молодые конкурсанты смогут показать себя лишь в самом финале. Никому из участников первого дня первого тура не пришлось исполнять все три сочинения – дело ограничивалось одним или двумя. Конкурс есть конкурс и без потерь на нем не обходится, поэтому некоторым участникам говорили «большое спасибо» лишь из вежливости: исполнительский уровень, мягко говоря, оставлял желать лучшего. Но были и те, кто вполне прилично представлял себя в единственной арии, но тоже слышал вежливое «большое спасибо», вынуждая слушателей гадать, что бы это значило. Удивляли участники, которых, к счастью, было не очень много, которым хватало, я бы сказал, совести, выйти с совсем сырым материалом, а то и вовсе – с плохим, недозрелым голосом с очень слабой, а то и вовсе отсутствующей техникой. Трудно было понять, что ими двигало: то ли желание показать себя даже такого плохо подготовленного, лишь бы услышать рекомендации экспертов, то ли не совсем адекватная, слишком завышенная самооценка. Скажем, начинать выступление со сложнейшей арии Анны Болейн из одноименной оперы Доницетти или петь арию принца Тамино из «Волшебной флейты» Моцарта, имея в распоряжении ограниченный ресурс, не было ли жестом отчаяния, попыткой поднять себя за косичку, подобно фантазеру Мюнхгаузену, как бы нелепо и даже карикатурно не слушалось это со стороны? Подавляющее большинство участников составили, разумеется, россияне и у большинства даже тех, кто оставил неплохое впечатление, встречалось одно и та же серьезнейшее нарушение в исполнении зарубежной музыки – пренебрежение согласными, которые, как известно, составляют каркас слова. Бросался в уши и еще один недостаток – дефицит бельканто, мягкости, округлости, легато. Все это казалось следствием основной беды многих – зажатости, закрепощенности тела, в котором активнее всего работали лишь челюсти. Свою несвободу они решали почему-то компенсировать силой, неуместной агрессивностью и жесткостью подачи, а в редких случаях и вовсе огорчительной вульгарной крикливостью. Немногие помнили в момент выступлений облик того, чьим именем назван конкурс. А ведь Георг Отс и остался в памяти миллионов слушателей своей интеллигентной, благородной манерой пения, вдумчивым отношением к слову, смыслу, эмоции, настроению. Чтобы не огорчать неудачников, вспомним ряд лучших моментов первого дня I тура. Монгольский баритон Бадрал Чулуунбаатар – бывалый конкурсант. В свое время его благословила сама Елена Образцова, сказав о нем на весь телеэфир на конкурсе «Большая опера» так: «Бадрал мое сердце украл». На его счету немало побед на разных конкурсах и в стати певца чувствовались уверенность и лоск. Утренний час выступления, возможно, чуть сказался на чистоте тона, но «К музыке» Шуберта были исполнены холеного благородства и внутреннего покоя. В романсе доктора Малатесты  Bella siccome un angelo досадно проскользнули фальшивые нотки, зато певец показал хороший контраст между камерным и оперным пением. Сопрано Кнарик Закарьян из Ростова-на-Дону продемонстрировала своим голосом с очень красивым тембром и сочными меццо-сопрановыми нотками отличный потенциал для дальнейшего роста в арии Илии Padre, germani из «Идоменея» Моцарта, но в песне «Гретхен за прялкой» Шуберта много потеряла из-за слишком медленного темпа. Однако слушать ее было интересно. Главная борьба в целом развернулась среди девушек, обладательниц лирического сопрано разной степени легкости и драматизма. Вера Дашевская из Петрозаводска драматургически точно исполнила третью арию Электры из «Идоменея» (оперы, ставшей для россиян альтернативой после хрестоматийных «Свадьбы Фигаро», «Дон Жуана», «Так поступают все» и «Волшебной флейты»), но жюри попросило ее показать арию Норины из «Дона Паскуале» Доницетти, расслышав в ней больше лирики, чем драмы, что певица мгновенно и доказала. Меццо-сопрано Анна Буслидзе поразила мощью и объемом своего голоса, которому несколько не доставало стилевой огранки. Петербурженка Анна Викулина спела выразительно, но ее сопрано обнаружило немало технических недоработок и проблем с дыханием в виртуозной, слишком хорошо знакомой Hallelujah из мотета Exsultate jubilate Моцарта. Меццо-сопрано Екатерине Курбановой, солистке петербургского театра «Зазеркалье» посчастливилось спеть два произведения – арию Дорабеллы Ah, scostati из «Так поступают все» Моцарта и раритет – «Прощание с Францией» Шумана из цикла «Стихотворения королевы Марии Стюарт», в котором она проявила свой драматический талант. Двух Эльвир – из «Дон Жуана» Моцарта и «Пуритан» Беллини представила в крепкой, чуть жестковатой академичной манере сопрано Евгения Поддубная из Новосибирска. Сопрано Наталья Райс из Мурома запомнилась красивой, впечатляющей, чувственной Лючией ди Ламмермур в ее арии Regnava nel silenzio из одноименной оперы Доницетти. Украинский баритон Александр Малышко обратил на себя внимание сдержанной манерой, зрелостью, внутренним стержнем и экспрессивностью в мрачном «Двойнике» Шуберта из «Лебединой песни», но в арии графа Альмавивы из «Свадьбы Фигаро» Моцарт будто по инерции его итальянский звучал по-немецки жестковато. Лирико-колоратурное сопрано Дария Волкова, студентка I курса Московской консерватории поразила рациональностью и предельной концентрацией, несколько ограничивавшей ее свободу в первой арии Царицы ночи из «Волшебной флейты» Моцарта, за что и получила от жюри просьбу исполнить второе произведение, каким стала ария Норины Quel guardo il cavaliere из «Дона Паскуале» Доницетти. Сопрано Дарья Тарасова позабавила своей исполнительской манерой, с помощью которой она словно на сеансе иллюзионистки ловко проделала трюк и с арией Розиной Россини, и с арией Сюзанны из IV действия «Свадьбы Фигаро» Моцарта. Не без манерничанья и кокетства, но и не без барочного обаяния она так лукаво и обаятельно, словно едва касаясь нот, порхая показала, как многого можно добиться, если умело пользоваться своим пусть даже не самым богатым ресурсом.

Владимир Дудин